Колонка автора

 

ПРОГРАММНАЯ СТАТЬЯ:

ДВИЖЕНИЕ

 

На главную страницу

 

ДВИЖЕНИЕ

 Итак, Движение – это обобщающее понятие для всей суммы наших представлений об активности в Природе, в ее микро и макро масштабах. Таким образом, Движение – это все, и потому ему нельзя дать определение, т.е. указать частным случаем или ограничением какого более общего понятия оно является. Но можно использовать накопленный опыт в понимании того, что мы подразумеваем под различными видами активности и, обобщая его, прийти к наиболее абстрактной, отвлеченной идее Движения и дальнейшей ее конкретизацией систематизировать наши представления по этому вопросу. Так под Движением понимаются изменения вообще. Само понятие изменений предполагает «то, что было» и «то, что стало», и, следовательно, фактор времени между ними[1], а также разграничение в силу их различия. Но разделение или дифференциация, с учетом двойственности, требует и обратного – объединения или слияния. Вместе с тем, фактор времени, отделяющий события, означает их последовательность, т.е. одно сменяет другое. Так разделение вызывает слияние, а оно – новое разделение и т.д. Значит, речь идет о сменяющихся противоположностях. В представлении о  Движении как наиболее общем понятии, предполагающем в силу этого максимальный масштаб того, что подразумевается под его характеристиками, можно сказать, что смена разделения и слияния совершается как невообразимо быстро, так и предельно медленно. Если представить быструю смену направления, то получим зримую модель импульса. По аналогии с этим, повторяющаяся смена противоположных слияния и разделения есть пульсация.

Представление о Движении лишь как об  изменениях было бы неполным, поскольку двойственность требует и противоположного – неизменности. Причем, между ними не может быть отграничения, поскольку такая граница означала бы разделение, а оно, в свою очередь, потребовало бы противоположного – слияния, т.е. продолжения изменений. Из этого вытекает отсутствие каких-либо остановок или перерывов – т.е. окончания или начала Движения, поскольку это было бы связано с границей между изменениями и неизменностью, что невозможно. Таким образом, Движение не может иметь ни начала, ни окончания, и представляет собой непрерывное продолжение изменений. Непрерывность Движения имеет основополагающее значение решительно для всего и дополняет наш ограниченный пределами мир представлений о Природе его продолжением в неограниченность и беспредельность.

В то же время, неизменность в Движении придает ему свою специфику в качестве элемента постоянства, который выражается в отсутствии какого-либо ускорения или замедления. Что еще можно сказать о Природе Движения? Последнее в его различных видах, понимаемое как процессы, спиральное вращение, вибрации, проявляется в наиболее концентрированном выражении, как импульс. Можно сказать, что именно свойственные процессам частота и сконцентрированность импульсов, являются их важнейшими характеристиками и выражают их иерархическое положение. Объединяя все характеристики импульсов в одном термине пульсации, опять приходим к выводу, что Движение есть повторяющиеся импульсы или пульсация. Она, в свою очередь, в более конкретном виде представляет собой поток импульсов или процесс, вибрацию или вращение. Эта вращающаяся спираль уже есть форма Движения, которая в более привычном виде представлена колебательным процессом и движением маятника.

Резюмируя: единое, вечное непрерывное Движение есть пульсация, «Перпетум Мобилэ», – никогда не прекращающееся, не замедляющееся и не убыстряющее своей скорости. Таким образом, Движение есть Наивысшее, есть Все и Всегда.

Из двойственности Движения, его непрерывности, отсутствия и пространственных и временных пределов, т.е. его неограниченности во времени (см. сноску 1) или вечности вытекает, что должно быть и противоположное – временные пределы и их периодичность. Это значит, что Движение периодически выявляет себя во все более конкретизированном или загрубленном виде, создавая, таким образом, мир форм, в котором мы и существуем. При этом сама первооснова, т.е. Движение в его наивысшем понимании пронизывает и наполняет все и, следовательно, эти формы.  Сказанное, казалось бы, противоречит жизненному опыту, когда движение по видимости останавливается. Но оно лишь загрубляется, затормаживается, создавая свои формы, и таким образом, можно говорить об иерархической лестнице видов движения или процессов. Тогда наряду с погружением высшего Движения в свои формы можно представить и обратное, когда изменения, связанные с формой – как колебательный процесс или простое перемещение, повышая свои характеристики (скорость, частоту), поднимаются по этой лестнице, приближаясь к своему Первоисточнику. Эта связь высшего Движения со своими формами вкупе с требованием безостановочности любого процесса или его непрерывности предполагает необходимость трансформации видов движения, их переходов из одного вида в другой. Значит, остановка перемещающегося предмета означает не окончание этого процесса, но лишь его преобразование в свои более тонкие формы – вплоть до самой высшей. И наоборот, начало перемещения означает переход процессов от их источника – высшего Движения, – к перемещению предмета. Таким образом, видимому перемещению предшествует последовательность трансформаций, т.е. задействование всей иерархической цепи процессов – в своей беспредельности.

Резюмируя: отделенные импульсы, сохраняющие связь со своим Источником – Движением и обладающие его высшими свойствами или качествами, становятся фокусами всего разнообразия спиралей, наделяя их способностью к пульсации (по аналогии – дыханием), ритмом и устойчивостью. Именно эта связь импульса с Движением наделяет и всю систему вихрей или процессов его безостановочностью, бесконечностью и беспредельностью. Поэтому любой вид Движения или процесс безостановочен и не остановим, но в своей связи со всей их иерархией и ее Источником обладает способностью к переходам – трансформациям и трансмутациям (перерождениям), приобретая все новые и новые качества.

Взаимодействие на материальном плане, передача сигнала от одного тела к другому всегда происходит по линии отсутствия пространственно-временных ограничений, свойственных этому плану, – т.е., через иерархию процессов высшего порядка. Это означает, что взаимодействие всегда происходит «через верх» – т.е. импульс действия проходит по всей вертикали иерархической цепи. Таким образом, на материальном плане, как бы, создаются предпосылки такого действия, «запрос» на него, и получается отклик из высших сфер, вершиной которых и является понятие Движения.

Подобный же принцип управления связан и с человеческим организмом, когда любому физическому действию предшествует его мыслеобраз, передаваемый нервной системе в виде управляющего сигнала, направляемого к «исполнительному механизму» – физическому аппарату. Такое мысленное воздействие играет решающую роль и в нравственных переменах, когда стремление к проявлению процессов высшего порядка, которые мы связываем с понятием этики, побуждает направлять мысль на слияние с сознанием в попытках прочувствовать идею, стоящую за каждым событием и главную из них – идею долга, как высшего понимания закона любви.

Так создаются подразделения на содержание и форму, внутреннее и внешнее, нумен и феномен. Вместе с тем, та же двойственность требует и обратного разделению – объединения, что выражается в единстве процессов дифференциации (или разделения) и слияния. Поэтому каждая разделенная форма внутри себя заключает процесс слияния, и оба они – и дифференциация и слияние – поддерживаются связью со своей основой, т.е. наполняющим все Движением.

Сказанное позволяет подойти к наиболее трудному и одновременно важному – понятию жизни. Являясь единством или синтезом всех видов процессов, оно в своей наивысшей стадии выражает то же Движение как Единая Жизнь. Таким образом, последняя, как Движение наполняет собой все виды своих форм, что исключает из рассмотрения как деление на «живую» и «неживую» Природу, так и понятие смерти. Сама периодичность того, что мы понимаем как наш жизненный цикл на Земле, есть выражение принципа ритмичности или закона периодичности, повторяемости, в том числе и мира конечных форм, выявляемого Движением и Жизнью – от мельчайшего, до его продолжения в макро-масштабе. Поэтому и наша Вселенная подчинена тому же закону периодичности в подразделении на активность и пассивность, причем период каждой измеряется многозначным числом лет. Важно, что Движение не прекращается, не замедляется, не ускоряется и в эти периоды пассивности.

Сказанное подтверждает справедливость известных выражений о том, что Движение – это Все, и Движение – это Жизнь. И мы сами, являясь этим Движением, только и делаем, что постигаем его в попытках выявить его глубинную суть, представленную нашим высшим или этическим принципом, – в качестве первой ступени совершенствования.

К понятию Движения можно подойти и с позиции известных нам природных стихий, среди которых наиболее подвижной и потому близкой Движению является огонь. Огненность нашей высшей Природы, макромира или Вселенной может быть продолжена, и тогда в своих высших степенях Огонь смыкается с понятием Движения. Наполненность всего сущего Жизнью, Движением и Огнем дает наиболее полное представление о нас самих, помогая реализовать давний призыв к познанию самих себя. Именно для этого познавания и дана Йога Движения, Йога Жизни или Йога Огня – Агни-Йога, которая стала философской и практической базой подхода к движению и человеку, получившего название Антистрессовая пластическая гимнастика.

27.11.2017


 

[1] Точнее, то, что подразумевается под этим понятием по аналогии с восприятием времени как последовательности состояний сознания.