Колонка автора

 

ПРОГРАММНАЯ СТАТЬЯ:

УСТОЙЧИВОСТЬ И ЖИЗНЕННЫЙ ПРОЦЕСС

 

На главную страницу

 

УСТОЙЧИВОСТЬ И ЖИЗНЕННЫЙ ПРОЦЕСС

Спиральная модель процесса позволяет представить его устойчивость в двух взаимодополняющих вариантах – статическом и динамическом. Первый отвечает стадии разгона спирали (или ее расширения), где вращение представлено минимально, а витки – наиболее широкие. Второй – отвечает стадии усиления вращения и приближения к фокусу сжатия спирали. Статическая устойчивость ассоциируется с широким массивным фундаментом, основанием. Динамическая – с вращением волчка, когда по мере роста его скорости ось все труднее изменяет свое положение. Устойчивость может меняться – либо в виде отклонений, либо вследствие целенаправленных усилий, например, по ее повышению. Пульсация любого процесса означает переход от динамики к статике и наоборот, когда эти оба вида устойчивости ритмически сменяют друг друга – при сохранении ее общего, свойственного данному процессу уровня. Причем такой переход от устойчивости в динамике к статике и обратно представляет собой пульсацию, как необходимое условие связи со всей иерархией процессов, объединяемых импульсом от Единого Движения. В то же время такая смена видов устойчивости, как жизнеспособности, является прототипом привычных форм смены активности и пассивности жизненного процесса. В этой связи уместно задаться вопросом о том, какова необходимость подобных переходов в контексте следования природному принципу жизни, т.е. ее поддержания на необходимом для функционирования или существования уровне. И что означает определение устойчивости как способности к поддержанию жизненного процесса, а в общем плане – к сохранению прежнего положения?

По сути, эти переходы означают колебательный процесс, (а в общем плане пульсацию) между двумя крайними положениями. При этом каждое из них как бы распределяется в пространстве и постепенно, с ростом частоты колебаний, сливается в нечто усредненное. В чем смысл такого распределения? Вся совокупность проявлений Движения – процессы, вибрации, колебания – характеризуется тем напряжением, которое достигает своего максимума в фокусе равновесия. Любое материальное тело имеет свой центр равновесия, а, значит, –  и максимума напряжения. Но напряжение – есть вибрация, в общем плане – процесс со своим фокусом равновесия и синтеза. Синтез же означает слияние и рождение новых вибраций и новых процессов. Те же соображения применимы и к распределенной части любого процесса. В соответствии с принципом двойственности расширение распределенной части процесса дополняется ростом сфокусированности и, соответственно, – напряжения синтеза и обновления, т.е. рождения новых процессов. Таким образом распределенность оказывается неотделимой от напряжения и обновления, т.е. имеющей свой фокус напряжения. Этот вывод не противоречит принципу двойственности, требующему двойного, т.е. поляризованного центра, функции которого должен выполнять иерархически старший процесс. Существование двух фокусов напряжений соответствует смене направлений сжатия и расширения, связанной с пульсацией (или дыханием) внутреннего или нуменального, т.е. расположенного выше по иерархической лестнице процесса. Заметим, что и к нему приложим тот же принцип двойных фокусов, которые сближаются по мере продвижения по иерархической лестнице – вплоть до первичного импульса Движения, получившего отделением от своего Источника возможность к построению всей иерархии процессов «сверху вниз», облекаясь во все более поляризованные (дифференцированные) процессы.

Моделирование формирования процесса и его устойчивости можно представить следующим образом. Принцип неизменности выражается через изменения как слияние совместно с дифференциацией и заключается в пульсации или Движении. Слияние как восстановление прежнего положения, (а в дальнейшем – устойчивость) заключено в пульсации и потому – в отделенном или первичном импульсе, как носителе свойств Движения, – с тем отличием, что он способен к дальнейшей дифференциации, взаимодействиям и образованию разнообразных видов Движения. По мере взаимодействия первичный импульс погружается или облекается во все более разделенные или загрубленные виды Движения, характеризуемые все большим понижением своих характеристик в сравнении с их нуменом – импульсом. Процесс слияния при этом погружении предстает как способность к восстановлению прежнего положения, т.е. его сохранения – как устойчивость. Она проявляется в концентрации и распределенности, что в контексте равновесия (устойчивость равновесия) выражается в крестообразной форме Движения или вращении. Заключенный в свои оболочки более грубых процессов импульс пронизывает их своей пульсацией, которая играет роль своего рода генератора или Источника всего разнообразия ритмов. Ритм этой пульсации формируется всей совокупностью оболочек импульса, образующих шкалу качества процессов или лестницу их иерархии. Для каждой внешней (грубой) оболочки импульса менее грубые представляют ее нумен или внутреннюю часть. Источник нуменов или первичный импульс на первых стадиях дифференциации ассоциируется с предельным сжатием и концентрацией, а крестообразная распределенность и, соответственно, вращение связаны лишь с дальнейшими стадиями дифференциации импульса. Геометрически это ассоциируется с бесконечной прямой – как символом разомкнутой бесконечности, которая в дальнейшем дополняется своей противоположностью, (как требование принципа двойственности) – окружностью или замкнутой бесконечностью. Значит, на первых этапах своего развития импульс формирует продольную пульсацию. По мере взаимодействий и окружения себя новыми процессами первичная или продольная пульсация остается  в роли нумена всех нуменов, образуя ось любого процесса в их иерархическом построении. Понятие пульсации как чередования слияния и дифференциации предполагает их нарастание и убывание; в пространственных характеристиках – намеченные распределенность и линейное смещение, а с учетом пространственного равновесия – крестообразность и движение по окружности. Тогда рост активности слияния в сочетании с его пространственным выражением предстает как движение по окружности с одновременным смещением вдоль оси, сжатием и сгущением витков образованной спирали. Аналогично рост дифференциации или разделения приводит к расширению витков спирали, их урежению и увеличению пространственной распределенности. Таким образом, характер пульсации формирует свойства спирального вращения в ритмической смене сжатия и расширения, совместно представляющих то, что понимается под принципом дыхания или жизненности. Продольная пульсация в сочетании с крестообразным движением формирует то, что мы называем спиралью или спиральным вращением. При этом перекрестие и ось, проходящая через его центр образуют подвижный фокус. Он, в свою очередь, по мере дифференциации процессов и роста их поляризации дополняет свою распределенность (или подвижность) вдоль оси спирали формированием в крайних положениях (расширения и сжатия спирали) фокусов смены этих режимов, соответствующих, вследствие этой смены, максимальным напряжениям. Эти всплески напряжений на какой-то миг сближают характеристики спирали (или процесса) с ее нуменом – импульсом, который получает возможность проявиться в этих всплесках активности на смене направлений развития спирали или ее «дыхания».

Конечно,  представленная модель, как и любая другая, относительна, но она позволяет понять известные закономерности и наметить возможности их прогнозирования, используя принцип подобия. Так, в силу двойственности максимум дифференциации, связанный с физической сферой, означает повторяемость или подобие в ней закономерностей высшего Движения. По мере роста частотных характеристик начинает проявляться элемент вращения и рост криволинейности первоначально прямолинейного процесса. При дальнейшем росте процесс вновь приобретает все более прямолинейный характер (сжатие спирали), но уже нового качества. В случае дальнейшего прогрессирования характеристик можно ожидать все большей импульсности, меняющей всю структуру физического процесса и генерацию его новых форм.

Если применить те же соображения к жизненному процессу, то понятно, что его самоподдержание, иначе говоря, устойчивость требует смены ее видов (проявлений) – от статического к динамическому, и обратно, и т.д. Но эта смена неотделима от понятий фокуса и синтеза. Поэтому синтетичность процесса является мерой его устойчивости. С учетом же того, что синтетичность подчиняется иерархическому принципу, и каждый процесс заключает в себе иерархию своих нуменов или более старших процессов, можно говорить об устойчивости самой устойчивости и т.д. Это аналогично привычным представлениям о скорости изменений самой скорости – ускорении, ускорении ускорения и т.д. Значит, устойчивость жизненного процесса или жизнеспособность также иерархична, и мы должны говорить об иерархии устойчивости жизненных процессов – как выше, так и ниже наших сфер жизнедеятельности, получая таким образом всю гамму того, что мы понимаем под жизнью вообще. Это означает, в свою очередь, что мы обязаны требовать и исходить из жизненности решительно всего, т.е. существования жизни даже там, где мы еще не способны ее заметить и подтвердить накопленным опытом. В таком контексте именно Движение является тем Источником, который через отделенный или первичный импульс постепенно образует тот синтетический принцип, который называется Единой Жизнью. Она породила все величие разнообразия Космоса, и как ее луч представляет высший принцип человека (Атма), т.е. его высший жизненный принцип и высшую устойчивость. Под различными названиями она доминирует во всех процессах сфер нашей жизнедеятельности, представляя Основу поддержания жизнеспособности и возможности связи с ней. Признание этой связи и построение всей жизни в направлении ее усиления и составляет суть процесса самосовершенствования.

 07.12.2017